Category: криминал

Всегда в продаже

Если вам зачем-то нужны мои книги, то вот они. В самой последней авторской редакции. Всегда в наличии.







А это то же самое, но без всяких прикрас и художеств. Голая ссылка на каталог издательства Franc-Tireur USA.
http://www.lulu.com/shop/search.ep?contributorId=982469

Если вы в России, друзья, то Швейка лучше искать уже в новой редакции 2014 года. Кроме того, только здесь, в стране широких полей и полноводных рек, можно обзавестись биографией ФЗ и книжкой моих рассказов. Если почему либо, конечно, у вас вдруг появилось лишнее время и бесхозные деньги.

sv.jpg

en.jpg



fz.jpg


Маг."Москва"
Лабиринт
Озон


Лабиринт
Озон


Геликон Плюс

Ну, и совсем свежая вещь. Роман уже этого, 2016, года издания. Те, новый, так получается.
cover_lj.png
Лабиринт




НОВОСТЬ!
МОИ ТЕКСТЫ (ЕДВА ЛИ НЕ ВСЕ!) МОЖНО ЧИТАТЬ НА БУКМЕЙТЕ (И НЕКОТОРЫЕ ВОВСЕ БЕСПЛАТНО)
https://bookmate.com/search/author/%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9%20%D0%A1%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%83%D1%85
jarda

Тот же Кац только в профиль.

Две забавные заметки из газеты Dělnické listy за 10.04.1915. Первая о некоем жулике по имени Отто Кац (да!), который разгуливая по Праге в форме прапорщика, облапошивает хозяев гостиниц и раскручивает на деньги господ офицеров. А вторая, с заголовком "Криминальные игры с оружием" (так!) заставляет вспомнить уже пани Мюллерову с ее историей о том, как у них в Нуслях один веселых господин играл с револьвером и пострелял сначала всю семью, ну, а затем еще и привратника. Тут, правда, масштабы много скромнее, но, тем не менее, все та же невинная забава с чем-то огнестрельным, подросток отстрелил знакомому глаз, приказчик прострелил товарищу нос. И все это разом и одновременно, и натурально на одной газетной полосе. 100 лет тому назад.
Collapse )
sv_h

„Červená sedma,“ hlásil Švejk, snímaje karty или Окончательное решение карточного вопроса

Благодаря неутомимому Ярде Шераку разъяснилось еще одно темное место карточной игры, описанной в кн.III, гл.1. И вновь не в пользу П.Г.Богатырева, как и в случаях раз и два.


Ale pilné ruce neodpočívaly až do rána. Stejně jako všude ve vlaku pod světlem svíček, tak i zde ve světle malé petrolejové lampy, zavěšené na stěně, hráli dál čapáry a Švejk, kdykoliv někdo tam spadl při rabování, prohlašoval, že je to nejspravedlivější hra, poněvadž každý může si vyměnit tolik karet, kolik chce.

„Při kaufcviku,“ tvrdil Švejk, „musí se rabovat jenom eso a sedma, ale pak se můžeš vzdát. Vostatní karty rabovat nemusíš. To už děláš na svoje risiko.“



Но "люд усталый" не отдыхал до утра. Как во всем поезде при свечах. так и здесь при свете маленькой керосиновой лампы, висевшей на стенке продолжали играть в "чапари". Швейк всякий раз, когда кто-нибудь проигрывал при раздаче козырей, возвещал, что это самая справедливая игра, так как каждый может выменять себе столько карт, сколько захочет.
-- Когда играешь в "прикупного",-- утверждал Швейк,-- можешь брать только туза или семерку, но потом тебе остается только пасовать. Остальные карты брать нельзя. Если же берешь, то на свой риск.


Смысл попросту никак не переведенного на русский несколько странноватого тут глагола rabovat - грабить в контексте игры в Kaufcvik - брать открытого козыря "втемную", тяпнуть, стянуть, украсть.Collapse ) Примерно так


-- Когда играешь в "прикупного",-- утверждал Швейк,-- можешь брать втемную туза или семерку, а с остальным только пасовать. Другого козыря брать втемную нельзя. Если же берешь, то на свой риск.

Убийцы среди нас

Ну, вот очередное надругательство наших военспецев над незабвенным И.Во.

http://www.labirint-shop.ru/books/86834/
Название первого тома автобиографии “The Little Learning” переведено, как «Недоучка». Мало того, что это не имеет никакого грамматического оправдания, это безобразно в концептуальном смысле, а что такое наш дорогой И.Во, как не чистая концепция? Соответственно, название первого тома автобиографии “The Little Learning” ничто иное, как отсылочка к милом стишку Alfred’а de Musset

La vie est breve,
Un peu d’amour
Un peu de reve
Et puis, Bonjour.

La vie est vaine,
Une peu d’espoir,
Un peu de haine,
Et puis, Bonsoir.

Так что, второй том автобиографии, за который Во все хотел приняться, да так и не взялся, он, направляемый железной логикой поэзии, собирался назвать и это хорошо известно «A Little Hope”. Интересно, как бы тут извернулись мастера худ. перевода из «Вагруса».? «Недоумок»?

По-моему, неплохо. И вполне в духе всех наших доморощенных специалистов по Артуру Ивлину Сэнт-Джону.