Сергей Солоух (ukh) wrote,
Сергей Солоух
ukh

Categories:

Гашек. Женитьба.


Ответ на вопрос "когда" или "на ком" и главное "где" в России большевиков женился Ярослав Гашек кажется очевидным, поскольку существует печатное, а значит общественно доступное, свидетельство одного из непосредственных участников собственно бракосочетания. Александры "Шуры" Львовой-Гашковой.



Lvova-Hašková, A.G. Jaroslav Hašek. Vzpomínky Šury Lvové-Haškové. Připr. Jiří Častka. Průboj 17, 1965, č. 21—37, vždy na posl. dvou s. každého čísla, 24.1.—12.2. 33 s.



sura_2_12_red



Стр. 2
С Ярославом Романовичем Гашеком я познакомилась в начале 1919 в Уфе. Пришел к нам в бывшую типографию Яцкевича, как редактор новой газеты "Наш путь"




Стр. 12
И мы также следовали за 5 армией. И здесь в Красноярске 5 мая у нас было бракосочетание. Знали мы друг друга уже больше года, и это время, с учетом того, что мы этот период пережили, было достаточно продолжительным, чтобы мы хорошо узнали друг друга.


Официальная процедура нашего тогдашнего бракосочетания не очень отличалась от современной. В городском совете, который был представителем законной власти, мы объявили о своем решении и заполнили соответствующие формуляры. Ярослав объявил, что он холост, не имеет никаких детей и прочих обязательств, после чего были приняты наши документы. В назначенный день мы пришли в сопровождении свидетеля, генерала Брауна, в совете в помещении, украшенном портретом Ленина и серпом с молотом, мы подписались под записью о добровольном вступлении в брак. Нам было выдано удостоверение о вступлении в брак, в соответствии с которым Ярослав Романович Гашек, начальник интернационального отдела 5 армии, рожденный 30 апреля 1883 года, и Александра Гавриловна Львова, работница типографии газеты "Красный стрелок", рожденная 1894, незамужняя, объявлялись мужем и женой при этом Александра Гавриловна Львова будет именоваться Львова-Гашек. Запись была подписана секретарем и свидетелем. После этого у нас была скромная свадьба в типографии, на которой не было никакого алкоголя.



Казалось бы, вопрос на этом, если не закрыт, то в общих чертах ясен. Но, может быть оттого, что чешские мемуары Шуры Львовой не всем были доступны как в СССР, так и в РФ, а пересказывающая на русском те же истории книжка Зденека Штястны "Сражающийся Ярослав Гашек", выходила в Башкирском книжном издательстве, в далеком 1962-ом, и тиражом всего лишь 15 тысяч, новые версии продолжали рождаться. И самая удивительная у нас в Сибири, в городе Канске.



В 1996 году в первом номере журнала "У Братского перевоза"  канского краеведческого музея (сс.78-81) появилась небольшая статья В.Самсонова "Путешествие со Швейком", в которой между прочим утверждалось, что Шура Львова, Александра Гавриловна, родом из Канска и, Гашек, дело понятное, женился на ней по месту ее жительства, все в том же благословенном Канске


ubd_red


Такая вот сенсация, основанная, по всей видимости, на простом совпадении имени-отчества девушки из Уфы, с именем-отчеством девушки из Канска. Но, тем не менее при этом всем, какая радость для патриотов и краеведов. Канск - город был, как город, один из множества в Сибири, а теперь вон как, историческое место. В общем энтузиазм распространителей этой статьи и сведений из нее в эпоху быстро наступившего Интернета понять, конечно, можно.



Слухи и слава сами собой росли и ширились. Речь даже шла о памятном знаке на месте, где стоял, или же на самом доме канского купца Львова, если сохранился. Здесь, дескать, ого-го, что было, дорогие земляки и гости! Вах!



Летом 2015 года тогдашний сотрудники Чешского культурного центра в Москве, поклонник и знаток советской неподцензурной поэзии, замечательнейший Ян Махонин (Jan Machonin) даже приглашал меня, как представителя гашековедов, принять участие в некой церемонии, то ли закладки камня, то ли забивании гвоздика в стену, на месте будущего мраморного или бронзового назидания потомкам в Канске.


Конечно, чтобы не портить людям радость и редкий праздник, мне пришлось отказаться, сославшись на то, что ни в каких доступных мне источниках, исследованиях, мемуарах, документах и тд, Канск, как место пребывания тов.Гашека не упоминается. Ну, а для верности, я еще приложил список, собственно, свидетельства о браке Ярослава и Шуры, который некогда привел в своем журнальном очерке Станислав Антонов

Антонов С. Красный чех // Волга, №10, 1978. С. 126-170.
Антонов С. Красный чех. Окончание // Волга, №11, 1978. С. 130-177.

антонов



Яна Махонина это расстроило, но, кажется, убедило, у меня же самого возникли вопросы. Первый был простой, почему адрес жительства Гашека и Шуры в Красноярске Лубянский переулок в то время, как известно, жили они в Дубенском. И, второй, а этот Второй отдел записей актов гражданского состояния, он где находился? В Красноярске? Или, может быть, в Нижнеудинске, Верхнеудинске, или, чем черт не шутит, и в самом деле Канске?


Ответ на первый вопрос, казался совсем простым, и более того, давал надежду, что Антонов, и впрямь, делал список с подлинника или его копии. Место жительства, да и все прочее там, как и положено в ту славную эпоху было записано, конечно, от руки и при последующей разборке чьих-то каракулей принять "Дубенский" за "Лубянский" ничего не стоило.


Но вот как быть с местом выписки документа, жить-то могли в Красноярске, в Дубенском переулке, но ведь не факт, что там же и расписались. Нужно было искать сам документ. А он отчего-то не хотел даваться. Знакомые красноярские архивисты разводили руками - все в Москве. Москва же большая. Что делать? Время шло, сердце волновалось, дело не двигалось. Вопрос висел.


И вдруг решился, буквально пару дней тому назад, когда в процессе работы над будущей, надеюсь, чешско-норвежско-русской книгой о Ярославе Гашеке "Мифы и факты" пришлось преодолеть все идеологические предрассудки и заглянуть в текст баснословных времен успешно марширующего коммунизма ко всеобщему и полному удовлетворению потребностей буквально каждого, все эти блага готового, конечно, идейно и сознательно компенсировать по каким уж ни есть  способностям - Křížek, Jaroslav. Jaroslav Hašek v revolučním Rusku. Naše vojsko - Praha. 1957 320 s. И тут же счастливо на стр. 287 обнаружилось искомое, найденное в свою очередь Кржижеком в архиве Института марксизма-ленинизма, то есть, как и предполагали красноярцы, в Москве. Действительно, в столице, по поводу чего в книге дана соответствующая  ссылка, номер фонда, описи и пр.

svid



Что сразу же порадовало - переулок. Все так и есть, Дубенский, на месте, журналист и гашековед Антонов, и в самом деле, похоже, просто не все буквы верно разглядел. Бывает. И со мной случалось. Понимаю.
svid_dub

Но главное, конечно, не эта мелочь, а место! Место церемонии.
svid_2otd


"2 местный отдел записей гражданского состояния при Енисейском Губревкоме" - и это Красноярск. Что немедленно и с радостью подтверждает специализированная страничка 


К 100-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ ОРГАНОВ ЗАГС В КРАСНОЯРСКЕ


16 марта 1920 года газета «Красноярский рабочий» опубликовала в связи с возросшим количеством регистрируемых актов объявление об открытии второго Местнозагса:
2-ой местный Отдел помещался по Покровскому переулку в доме № 18



Да, да, все вышло и случилось буквально за углом от того места, где жили Ярослав и Шура (звездочка на старой карте Красноярска), две ближайших параллельных линии - Покровский и Дубенский на самом краю тогдашнего не очень крупного города на Енисее. Очень удобно. Короче, своевременно Губревком постарался, открыл ЗАГС за углом. Почему бы и не воспользоваться.

map_kras

Ну, и в заключении заметим ошибку, вкравшуюся в текст воспоминаний Шуры. Случилось все это не 5-го, а все-таки 15-го мая 1920-го.

Примечание.
Все бы это так прекрасно у меня не сложилось и не сошлось без дружбы с Йомаром Хонси и с Ольгой Ермаковой. Спасибо, друзья.
Tags: Швейк. Путеводитель. Красноярск.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments