Сергей Солоух (ukh) wrote,
Сергей Солоух
ukh

Category:

Швейк. Время 3. Шаг 7

Это постинг номер 7  с  тэгами Швейк. Комментарии. Время 3. для замечательных по большей части незнакомых людей, почему либо купивших третье издание SBN 978-5-9691-1. Оно как известно электронное и ссылки на страницы технической, публично недоступной книжной верстки, кроме меня никого никуда не веду. И тем не менее, они здесь, как часть моих рабочих материалов. Нужное для исправления место надо искать просто поиском.


Здесь новые правки всех видов (опечатки, исправления, дополнения), которые, я надеюсь, будут учтены при следующему (если дело до этого дойдет) уже третьем издании.

Особое примечание: Ниже исправления и дополнения уже однажды публиковавшиеся в ветке корректировок второго издания, но к моему стыду и сожалению из-за моего же собственного недосмотра не включенные в окончательную версию правок и в свежем, третьем издании, таким образом, не отраженные. Как следствие, здесь они приводятся снова, исправлены только номера страниц, на номера страниц нового книжного варианта.

-> Убираем
<- Вставляем


C.13 ДОБАВЛЯЕМ ВСЛЕД ЗА СУЩЕСТВУЮЩИМ АБЗАЦЕМ

ZK XXXX: Kuděj, Zdeněk. Matěj, Vlastní životopis, fond Ančík Zdena, strojopis. 364 s

ZK1924: M.Z.Kuděj. Ve dvou se to lépe táhne. II. vydání. Ústředního dělnického knihkupectví a nakladatelství  (Antonín Svěcený), Praha, 1924, str.275

C.189

-> го Гашека. Вот так, например, однажды он объяснял дружку и соиздателю Франте Зауэру, который запер автора «Швейка» в комнате, ради новой главы, зачем имитировал пожар и вызвал пожарников: «Понимаешь, Франта, прости меня, но мне так захотелось пить!» (Víš, Franto, já jsem měl tekovou žizeň omlouval se!). В общем, тут чудесное, на уровне языка,

<- го Гашека. Вот так, например, однажды он объяснял дружку и соиздателю Франте Зауэру, который запер автора «Швейка» в комнате, ради новой главы, зачем имитировал пожар и вызвал пожарников: «Понимаешь, Франта, прости меня, но мне так захотелось пить!» (Víš, Franto, já jsem měl tekovou žizeň omlouval se!). Точно также говорит Гашек и в книге воспоминаний Матея Кудея о совместных похождениях и приключениях (ZK1924, str.124) «Ну, и что? Долго еще будете болтать. Я уже пить хочу» (No tak co? Jak dlouho to budete ještě kecat? Já už mám žízeň). В общем, тут чудесное, на уровне языка,


C. 307

-> ская (Thunovská) улица. Десятка шагов не доходя до этого коленца, которое образуется при пересечении Тгуновской и Замецкой (Zámecká), на правой стороне Тгуновской и находится, в чем согласны все гашековеды, искомое заведение — пивная под названием «У короля брабантского» («U krále Brabantského»). Одна из немногих романных пивных, со швейковских времен до наших дней сохранившаяся в почти неизменном виде.

<- ская (Thunovská) улица. Десятка шагов не доходя до этого коленца, которое образуется при пересечении Тгуновской и Замецкой (Zámecká), на правой стороне Тгуновской (Thunovská ulice, 198/15) находится одна из немногих пивных, со швейковских времен до наших дней сохранившаяся в почти неизменном виде «У короля брабантского» («U krále Brabantského»). Она кандидат номер один. Во всяком случае, именно как место тайных бесед в уединении и полумраке, упоминается в беллетризированных воспоминаниях о Гашеке Матея Кудея (ZK1924)

«Již již chtěl zahnout к mostu, vedoucímu ze Smíchova k Národnímu divadlu, když ho pojednou napadlo, že má na Malé straně známého hostinského »U brabantského krále« Thunově uličce a že by tam mohl zastihnouti někoho známého, koho by mohl pumpnouti. »Brabantský král« totiž tehdy znamenitě »kvetl« а v jeho dlouhé, temné místnosti sedávali od rána do noci v tajemném šeru ctitelé moku Gambrinova, chráněni před všetečnými zraky nepovolaných diváků.
Str.136-137

Вот-вот уже хотел [Гашек] свернуть к мосту, ведущему от Смихова к Национальному театру, как вдруг внезапно пришло ему в голову, что есть у него на Малой Стране знакомый гостинский «У короля брабантского» в Тгуновой улице и там он мог бы поймать какого-нибудь приятеля и стрельнуть у него деньжат. «Король брабантский» в ту пору был «в своем расцвете» и в его длинном, темном зале сиживали с утра и до самой ночи в таинственном полумраке ценители нектара гамабринусова, надежно скрытые от взоров непрошенных зевак.
Стр. 136-137».

Однако, справедливости ради, нельзя не отметить, что у Гашек в романе пивная все же «маленькая» (malý výčep piva), чего о «Короле брабантском» едва ли скажешь. Во всяком случае, современном. Между тем, согласно старым адресным книгам рядом с этим заведением, у той же самой дворцовой лестницы (JH 2010), буквально у ее начала, находилась до войны еще одна распивочная (Thunovská ulice, 196/19), в которой как пишет Йомар Хонс, хозяйничала перед войной пани Anna Novotna (Chytiluv adresar), так что современное Antique Café, кандидат на место тайных встреч и переговоров подпольных кинологов, кандидат тоже вполне законный.

Впрочем, с учетом того, что в романе у Гашека все же гостинский, хозяин мужского пола, а не женского (aby se hostinskému neprozradil, poněvadž mu z hostince před půl rokem odnesl pod kabátem štěně jezevčík –  чтобы не выдать себя трактирщику, у которого он полгода назад унес из трактира под полой щенка таксу) вернемся к «Брабантскому королю». Факт того, что Гашек в самом деле бывал в этом заведением и был знаком с хозяином, подтверждает независимо от Матея Кудея, еще один очень близкий приятель будушего автора «Швейка» Ладислав Гаек. Правда, в своих воспоминаниях (Z mých vzpomínek na Jaroslava Haška, autora "Dobrého vojáka Švejka",   Praha-Královské Vinohrady: Čechie, 1925, 104s,  стр.87) Гаек путает имя, и называет гостинского Крюглер (Krügler), в то время, как правильно, согласно адресным книгам  (JH 2010),  Эмануэл Клукер (Emmanuel Klucker), зато совершенно верно отмечает, что названий у заведения в ту пору было два – нам ныне незнакомое «У короля Вацлава IV» (U krále Václav IV.), и  родное нам, все то же «U krále Brabantského». Как это случилось и почему вдруг Вацлав IV стал брабантцем, очень смешно рассказывает заметка в давнем номере  «Юмористических старичек» (Humoristické listy, 1915, čs. 58, стр.462-463). Но главное не это в ней, и даже не то, что хозяин правильно назван пан Клукер, а вот для этого конкретного комментария как раз то, что дважды в тексте заведение определятся, с учетом его узко-коленчатого устройства, как «маленький тоннель» (malý tunel). Да, все же было такое представление и взгляд. Что маленький он, «Король». Маленький. Возможно, до поры какой-то позднейшей перестройки и расширения.

C. 310

-> Когда еще до войны Швейк промышлял продажей собак

До войны — в оригинале: se živil prodejem psů do vojny — по Миколашу Затовканюку (MZ 1981), типичный пример синтаксического русизма. Правильный чешский предлог другой, да и само управляемое слово не вполне чешское; в общем, правильно не do vojny, а před válkou. См. также пример лексических русизмов (ч. 3, гл. 4, с. 240).

<- Когда еще до войны Швейк промышлял продажей собак, их поставлял ему Благник. Это был специалист своего дела.

До войны — в оригинале: se živil prodejem psů do vojny — по Миколашу Затовканюку (MZ 1981), типичный пример синтаксического русизма. Правильный чешский предлог другой, да и само управляемое слово не вполне чешское; в общем, правильно не do vojny, а před válkou. См. также пример лексических русизмов (ч. 3, гл. 4, с. 240).

Что касается Благника и других подобных ему специалистов своего дело, попросту говоря, жулья на ниве собаководства, то таких Гашек, и сам в душе, конечно, махинатор, встречал в своей жизни немало, более того, одного из них, а именно, Ладислава Чижика (Čížek, Ladislav Antonín – 06.05.1883 – ?)  даже нанимал для своего «Институт собаковедения», чем безусловно заранее и предопредили печальную планиду этого легкомысленного коммерческого предприятия. См. комментарий о нравах пражских предвоенных собаководов и гашековском «Институте собаковедения» (ч.1, гл.14, с.206).

Tags: Швейк. Комментарии. Время 3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments