Сергей Солоух (ukh) wrote,
Сергей Солоух
ukh

Categories:

Швейк. Время 2. Шаг 22

Это постинг номер 22  с  тэгами Швейк. Комментарии. Время 2. для замечательных по большей части незнакомых людей, почему либо купивших второе издание моей книги. Те, с ISBN 978-5-9691-1393-0.
Тем, у кого первое издание ISBN 978-5-9691-1278-0, лучше начать здесь и уж потом вернуться сюда.


Здесь новые правки всех видов (опечатки, исправления, дополнения), которые, я надеюсь, будут учтены при следующему (если дело до этого дойдет) уже третьем издании.

-> Убираем
<- Вставляем



С.8

-> И наконец последний пересмотренный вариант, подготовленный ПГБ, по всей видимости, после, как тогда говорилось, очень жесткой цеховой критики (Юр. Молочковский. Легче или труднее? (Об особенностях перевода чешской прозы) // Мастерство перевода. Вып. 2. М.: Сов. писатель, 1962. С. 203—226):

<- И наконец последний пересмотренный вариант, подготовленный ПГБ, судя по всему, после, как тогда говорилось, очень жесткой цеховой критики Юрия Молочковского, по иронии судьбы в свою очередь автора на редкость бледных и неказистых переводов пяти рассказов о Швейке (Юр. Молочковский. Легче или труднее? (Об особенностях перевода чешской прозы) // Мастерство перевода. Вып. 2. М.: Сов. писатель, 1962. С. 203—226):

С.17
-> Так или иначе, в своем творчестве к образу Швейка Гашек обращался трижды. Впервые в 1911 году, когда были написаны и опубликованы в нескольких номерах популярного пражского журнальчика «Карикатуры» один за другим пять антимилитаристских рассказов:

<- Так или иначе, в своем творчестве к образу Швейка Гашек обращался трижды. Впервые в 1911 году, когда были написаны и опубликованы в нескольких номерах популярного пражского журнальчика «Карикатуры», а затем и «Весельчак» (Dobrá kopa) один за другим пять антимилитаристских рассказов:

-> Юмористические рассказы. М.—Л.: Гослитиздат, 1931, с. 61— 65) и затем уже в переводе Д. Горбова — ГИ 1955, с. 67—85.
<- Юмористические рассказы. М.—Л.: Гослитиздат, 1931, с. 61— 65) и затем уже в переводе Д. Горбова — ГИ 1955, с. 67—85 или Ю.Молчковского (т.2, Библиотка «Огонек», — Изд. «Правда», М. 1958, с. 287—301)

С.18

-> вый солдат Швейк в плену» («Dobrý voják Švejk v zajetí». Kyjev: Slovanské vydavatelství, 1917). В русском переводе впервые — в книге MГ 1959, с. 9—102.

<- вый солдат Швейк в плену» («Dobrý voják Švejk v zajetí». Kyjev: Slovanské vydavatelství, 1917, 121 s.  – «Knihovna Čechoslovana. Sv.3» ). В русском переводе впервые — в книге MГ 1959, с. 9—102.

С.246  ДОБАВЛЯЕМ ВСЛЕД ЗА СУЩЕСТВУЮЩИМ ТЕКСТОМ

Когда по окончании Первой мировой Рудольф Лукас принял решение стать офицером в армии новой славянской республики, ему пришлось учиться на языковых курсах в Праге (с октября 1920 по январь 1921), чтобы подтянуть чешский, а после окончания еще и сдавать экзамен на владение языком (HL 1999).

И все это не помешало Гашеку, как хозяину своего собственного художественного мира, сделать командира Швейка чехом с первого же явления в этом мире офицера, что произошло еще в повести. В этом тексте Лукаш мелькает, как непосредственный начальник прапорщика Дауэрлинга. Того самого, у которого Швейк состоит денщиком и которого на передовой должен будет застрелить, повинуясь собственному приказу  Дауэрлинга. А это фрагмент, непосредственно трагедии предшествующий:
Dauerling vstal, utřel si blůzou oči a přečetl doručený mu rozkaz: „S dvanácti muži na offizierspatrolu za drátěné překážky ke kótě 278 ihned.
Nadporučík Lukáš.“
Lukas byl tak popleten, že se podepsal správně česky Lukáš, co nedělal od té doby, kdy přišel před lety do kadetky
«Дауэрлин встал, утер себе рубахой глаза и перечитал переданный ему приказ: «С двенадцатью солдатами выйти на офицерский патруль за колючую проволоку к высоте 278 немедленно. Поручик Лукаш»
Лукас был так растерян, что подписался по-чешски, чего не делал многие годы, с той давней поры, как поступил в военное училище.»

С.389  ДОБАВЛЯЕМ ВСЛЕД ЗА СУЩЕСТВУЮЩИМ ТЕКСТОМ

Композиционно у Гашека большой швейковский анабазис начинается древней историей (Ксенофонт) и заканчивается античной легендой (Геркулес). Красиво, даже если имелся в виду Сизиф. В любом случае, Гашек доказал свое право на фельетонный прием, сделав из него наконец двигатель сюжета с подтекстом. См. комм., ч. 2, гл. 2, с. 278. и ч. 1, гл. 2, с. 42. См. также комм., ч. 2, гл. 5, с. 451.
Глядя же с нашей русской колокольни, на весь этот Рим, и все дороги в него вливающиеся, как в сердце кровь, невозможно не вспомнить неподражаемого Венедикта Ерофеева, герой которого куда бы не пошел, направо, прямо или же налево, счастливо и непременно в Москве выходит неизменно в одну точку  – благословенный и желанный Курский вокзал, совершенно также как Швейк, центростремительною силой от всюду влекомый в Будейовицы,

С.389
->  Что касается романного командира 91-го полка, то есть все основания считать (JH 2010), что его прообразом послужил малоприятный господин — полковник Карл Шлагер (Oberst Karl Schlager).

<- Что касается романного командира 91-го полка, то есть все основания считать (JH 2010), что его прообразом послужил малоприятный господин — полковник Карл Шлагер (Oberst Karl Schlager (согласном метрикам Mathaus Carl Julius), Praha, 16.12.1859 –  Praha, 20.11.1936  , и, кстати тоже полукровок. Мать - Soukupová Marie ).

С.415

<-В реальной военной жизни Гашека человек по фамилии Венцель (Wenzel) был поручиком (обер-лейтенантом) и командовал одним из маршевых, а затем и фронтовым батальоном 91-го полка, в составе которого оказался Гашек уже перед самым отъездом из Кирайхиды. См. комм., ч. 2, гл. 3, с. 396 и ч. 2., гл. 5, с. 447. Имя Венцеля будет использовано вновь в следующей главе для начальника стрельбища в Кирайхиде. Некоторые подробности боевого пути романного Венцеля совпадают с боевым путем реального капитана Сагнера. См. комм., ч. 2, гл. 2, с. 347 и ч. 2, гл. 3, с. 397

->В реальной военной жизни Гашека человек по фамилии Венцель (Wenzel) был подполковником (Oberstleutnant) и командовал одним из маршевых, а затем и фронтовым батальоном 91-го полка, в составе которого оказался Гашек уже перед самым отъездом из Кирайхиды. См. комм., ч. 2, гл. 3, с. 396 и ч. 2., гл. 5, с. 447. Имя Венцеля будет использовано вновь в следующей главе для начальника стрельбища в Кирайхиде. Некоторые подробности боевого пути романного Венцеля совпадают с боевым путем реального капитана Сагнера. См. комм., ч. 2, гл. 2, с. 347 и ч. 2, гл. 3, с. 397. Но на этом любые параллели заканчиваются, в то время как Винценц Сагнер был несомненно храбрым офицером, хотя и не очень счастливым человеком, то реальный Франц Венцель (12.9.1866 Niederhanichen – 12.7.1929 Liberec) согласно единодушному мнению своих подчиненных и сослуживцев (Киш, Моравек и тд), был подлым и, главное, необыкновенно малодушным придурком . См. также следующий комментарий.

С.416 ДОБАВЛЯЕМ ВСЛЕД ЗА СУЩЕСТВУЮЩИМ ТЕКСТОМ

И это, как выяснил все тот же Йомар, не шутка и не литературная игра: справочники подтвержают, был такой ресторатор в Кут наГо ре, однофамилец романиста, и содержал весьма известный и популярный дом «У черного коня» («U Černeho kone»).
Весьма любопытно, что реальный Франц Венцель (см. предшествующий комментарий) в самом деле некоторое время служил тогда в чине майора в Кутна-Горе (в 21-ом пехотном полку). Но тогда, в 1913-ом, он не был женат не только на чешки, но и вообще, просто  был холост. Чешка, согласно Йомару Хонси,  в самом деле появилась в его жизни, но много лет спустя, уже на пятьдесят пятом году жизни в 1920-ом. Людмила Стари (Ludmilla Stary). Так что, вероятнее всего, несмотря на общий кутно-горский след, история, описанная Мареком, если и имела место в судьбе и жизни, то скорее всего не реального майора Франца Венцеля.

С.481 ДОБАВЛЯЕМ ВСЛЕД ЗА СУЩЕСТВУЮЩИМ ТЕКСТОМ
Майор Венцель вернулся с фронта в полк, после того как в Сербии, на Дрине, блестяще доказал свою бездарность. Ходили слухи, что он приказал разобрать и уничтожить понтонный мост, прежде чем половина его батальона перебралась на другую сторону реки. В настоящее время он был назначен начальником военного стрельбища в Кираль-Хиде и, помимо того, исполнял какие-то функции в хозяйственной части военного лагеря.

Майор Венцель — повторное использование имени реального человека. См. комм., ч. 2, гл. 2, с. 338. Что-то очень некрасивое, очень близкое упомянутому в рассказе Марека, согласно документам, обнаруженным Йомару Хонси, действительно, выкинул подлинный Франц Венцель в боях на реке Дрине в Сербии.

А вот намек на  внеплановое, возможно санитарное возвращение с сербских полей и рек в тыл  –  это кивок в сторону другого реального офицера, Ченека Сагнера. См. комм., ч. 2, гл. 2, с. 340.

Tags: Швейк. Комментарии. Время 2.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments