Сергей Солоух (ukh) wrote,
Сергей Солоух
ukh

Categories:

Швейк. Время 2. Шаг 9

Это постинг номер 9   с  тэгами Швейк. Комментарии. Время 2. для замечательных по большей части незнакомых людей, почему либо купивших второе издание моей книги. Те, с ISBN 978-5-9691-1393-0.
Тем, у кого первое издание ISBN 978-5-9691-1278-0, лучше начать здесь и уж потом вернуться сюда.


Здесь новые правки всех видов (опечатки, исправления, дополнения), которые, я надеюсь, будут учтены при следующему (если дело до этого дойдет) уже третьем издании.

-> Убираем
<- Вставляем

… От и до (указание на выпущенный фрагмент изменяемого текста)





C. 170

-> В Карлине на тогдашнем Краловском проспекте (Královská třída), ныне Соколовском (Sokolovská), стояли казармы (на самом деле целый городской блок между нынешними улицами Sokolovská, 54; Křižíkova, 12; Vítkova, 9; Prvního pluku, 2). Упоминаются Швейком в ч. 1, гл. 4, с. 60. Эти казармы и были местом службы фельдкурата Каца.

<- В Карлине на тогдашнем проспекте Палацкого (Palackého třída, ныне улица Кржижикова – Křižíkova), параллельному центральной магистрали Краловскому проспекту (Královská třída), ныне Соколовскому (Sokolovská), стояли казармы (на самом деле целый городской блок совершенно ныне обветшавший и заброшенный с фасадом в современной нумерации на Křižíkova, 12 и боковыми крыльями - Vítkova, 9 и Prvního pluku, 2). Упоминаются Швейком в ч. 1, гл. 4, с. 60. Эти казармы (называвшиеся Фердинандовыми - Ferdinandovy) и были местом службы фельдкурата Каца.

С. 175 ДОБАВЛЯЕМ ВСЛЕД ЗА СУЩЕСТВУЮЩИМ ТЕКСТОМ

Согласно Годику и Ланде (HL 1998), в полуподвале Репрезентяка до войны народ угощали вполне демократичные рюмочная, ресторан и диковинный американский бар, а на первом этаже блистали более консервативные и аристократичные кафе и ресторан.

Во всех случаях путь героев Гашека от Карловой улицы до «Куклика» на Петрской площади естественным образом (Карлова улица, Малая площадь, Большая, ныне Староместская, Целетна, Элишкин проспект и, наконец, Трухляржска) стелился мимо этого самого Репрезентяка (угол Целетной и Элишкиного, а если точнее, то выход Целетной из-под Прашной браны на Йозефовскую площадь и сразу налево). Так что, комментарий скорее всего в виду самого строения или в непосредственной близости.

С.395

-> Наконец познакомился я «У розы» с одним инвалидом из Глубокой.

Йомар полагает, что речь о заведении «У белой розы» («U bílé růže»), располагавшемся рядом с казармами на Пражской (Pražská) улице. Четвертый по счету от Марианских казарм дом с номером 5. Очень удобно. Только, к сожалению, до наших дней не дотянул. Снесен.

<- Наконец познакомился я «У розы» с одним инвалидом из Глубокой.

Йомар полагает, что речь о заведении «У белой розы» («U bílé růže»), располагавшемся рядом с казармами на Пражской (Pražská) улице. В длинном двухэтажном строении с номером 5 буквально примыкавшем к высокой слепой северной стене воинского учреждения. Очень удобно.

Того же самого мнения о месте расположения этого на деле постоялого двора придерживается и Милан Биндер, соавтор книги «Исчезнувшие господы Чешских Будейовиц» (Binder, Milan. Schinko, Jan. Zaniklé hospody Českých Budějovic. Vydal: Milan Binder, České Budějovice, 2012, 182 s.). Ну, а само название этого полезного и нужного труда двух будейовицких краеведов лишь подтверждает предположение о том, что заведение с двумя глубокими подворотнями, гостеприимным двором, кухней, распивочной и номерами на своем старом месте больше не стоит. Действительно, много чего пережила «Белая роза» и была разобрана уже в эпоху светлых надежд на новую постсоциалистическую жизнь. В 1992 году. Теперь к бывшим казармам примыкает и высотой своего фасада заметно превосходит серое, функциональное здание офисного центра.

C. 759

-> и он мне рассказал, что ты танцуешь в Будейовицах «У зеленой лягушки»

«У зеленой лягушки» («U zelený žáby») — увы, покуда неустановленное заведение общественного питания и развлечения.

<- и он мне рассказал, что ты танцуешь в Будейовицах «У зеленой лягушки»

«У зеленой лягушки» («U zelený žáby») — увы, покуда неустановленное заведение общественного питания и развлечения. По всей видимости, контаминация двух названий, реальных рестораничиков, располагавшихся в паре шагов от Марианских казарм, да, и теперь, все там же пребывающих. Вот, что по этому поводу написал Ярде Шераку, его родственник и будейовицкий житель, пан Беранек (Č. Beránеk):

Myslím že hospoda „U zelené žáby“ byla buď na Piaristickém náměstí, kde je to tradiční název (podle místní pověsti o žábě a konci světa) a i dnes jsou tam dva podniky „U žáby“, druhou (dle mne pravděpodobnější) je možnost, že Hašek když psal román si to popletl, kousek od kasáren 91IR (tak 100m ) je hostinec „U zelené ratolesti“ což byl známý hostinec už od počátku 19. století, byl a je dodnes velký s prostory pro tančírnu a pokoji.

Думаю, что господа «У зеленой лягушки» была где-нибудь на Пиаристской площади, где такие названия давняя традиция (из-за местной легенды о лягушке и конце света), там в наше время целых два заведения с названием «У лягушки», еще один вариант (и мне он кажется наиболее вероятным), что Гашек, когда роман писал, просто спутал одно с другим, прямо под боком казарм 91-го полка (метров сто) имеется гостинец «У зеленого побега», известный с самого начала 19 столетия, он и теперь там располагается, со своим большим танцзалом и отдельными номерами.

Добавить, полагаю, уже нечего, ну, разве то, что гостинец «У зеленого побега», или по моде нынешних времен, как и все заведения разливающее пиво из Вельких Поповиц, козловня «Kozlovna u Zelené Ratolesti» (Husova, 5), не просто в ста метрах, а прямо под окнами, на противоположной от длинного южного крыла бывших казарм стороне улицы Гусовой. Доплюнуть можно. И потанцевать, как справедливо замечает пан Беранек, а вот во всех возможных «Лягушках» с Пиаристской площади особенно не развернешься, даже если музыка к тому и побуждает.





Tags: Швейк. Комментарии. Время 2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments