Сергей Солоух (ukh) wrote,
Сергей Солоух
ukh

Categories:

Швейк. Комментарии. Дополнение 1.

Все это со временем будет добавлено(исправлено) в книжке ГАШЕК. ШВЕЙК. КОММЕНТАРИИ К РУССКОМ ПЕРЕВОДУ
Ну а пока, для всех читателей и обладателей здесь.


Ч. 3, стр. 191 и 192.

Так как железнодорожное сообщение отсюда до Львова и севернее, до Великих Мостов, не было прервано, то оставалось загадкой, почему штаб восточного участка составил такую диспозицию, по которой «железная бригада» сосредоточивала маршевые батальоны в ста пятидесяти километрах от линии фронта, проходившей в то время от города Броды до реки Буг и вдоль нее на север к Сокалю.

Как верно напоминает Йомар Хонси, в повести эта же бригада (IBrig 17) со штаб-квартирой по Гашеку в том же Саноке, носит созвучное, но совершенно другое название «зеленая» "zelená brigada", а не железная (železná). К сожалению, архивы и документы пока не дали ответа на вопрос, это описка, ослышка или еще что-то из области недоразумений. В любом случае, маршевая рота Швейка (а равно и Гашека) относилась, не к 17-ой полевой бригаде, а к 18-ой маршевой, имевшей штаб-квартиру в начале лета 1915 намного восточнее Санока –в Комарно под Самбором. А вот из маршевого его подразделение перешло в полевое, и соответственно, вошло в состав 17 «железной» или «зеленой» бригады не ранее 11 июля. То есть, еще восточнее. В этой связи, Йомар Хонси, совершенно справедливо отмечает, что Гашек в романе последовательно подменяет маршевые подразделения и полевые, и, соответственно, там, где он пишет Санок, вполне по праву можно и нужно читать Самбор.


Ч.3, стр. 240

Из бригады прискакал ординарец с новым приказом одиннадцатой роте: маршрут изменяется на Фельдштейн; Вораличе и Самбор оставить в стороне, так как в Самборе разместить роту нельзя, ввиду того что там находятся два познанских полка.

Дмитрий D-1945, проанализировав данные о боевых действия все четырех (18-ый, 19-ый, 58-ый 59-ый) познанских (позенских, по-тогдашнему немецкому названию современного польского города - Posen), пришел к выводу, что в районе Самбора Швейку (и, соотвественно, Гашеку) мог попасться 4-ый познанский полк германской армии, в которой, впрочем, полк числился 59-ым.(Infanterie-Regiment „Hiller von Gärtringen“ (4. Posensches) Nr. 59 Пехотный полк "Гиллер фон Гэртринген"). В свою очередь Йомар Хонси напоминает, что в состав сформированной 8 мая 1915 года и брошенной в Галицию 101 германской пехотной дивизии, входил и другой познанский полк, а именно 18-ый. Он пишет:
«The newly formed divison was transferred to Stryj and from June 20 they took part in the offensive from Dniestr to Złota Lipa which they had reached by July 5. Three weeks later they were fighing by Ostrów further north. It is therefore likely that they crossed path with Hašek's 12th March Batallion which arrived by Złota Lipa on July 11.
Новосформированная дивизия была передислоцирована в район Стрыя и с 20-го июня принимала участие в наступлении от Днестра к Злота Липе, в которую вошла 5 июля. Тремя неделями позднее они сражались уже на север в районе Острова. Иначе говоря, вполне вероятно, что пути дивизии и гашековского 12-ого маршевого батальона могли и пересечься в Злота Липе, в который он прибыл 11 июля, [до переброски германских поляков на север]».
В любом случае, как это обычно бывает у Гашека все, что он описывает, если и не отзвук реальных событий, то, как правило, реально носившихся в воздухе названий и имен.

Ч. 4, стр. 299.

«Через несколько дней после перехода Санок -- Самбор с подпоручиком Дубом стряслась новая беда. За Фельдштейном одиннадцатая маршевая рота повстречала транспорт лошадей, который перегоняли к драгунскому полку в Садовую Вишню».

И вновь, спасибо Дмитрию D-1945, который после детального исследования вопроса, полагает, что из двух австрийских драгунских полков (9-го и 15-го), входивших в состав воевавшего здесь 18-го армейского корпуса (4 кавдивизия, 18 кавбригада), наилучший кандидат на получателя табуна 15-ый полк. Вот его заключение о положении войск на июнь 1915-го:
«Судова Вишня располагается много ближе к местам дислокации 15-го драгунского полка (Жовква и Львов), нежели к находящимся много восточнее Лемберга (Львова) Бродам и Каменке-Струмиловой, [где стояли части 9-го драгунского полка].
[Таким образом], логично предположить, что именно эскадронам 15-го драгунского и предназначался встреченный маршевой ротой транспорт лошадей».

Весьма примечательно смешением народов и земель империи полное название этой части K.u.k. Niederösterreich-Mährisches Dragoner-Regiment „Erzherzog Joseph“ Nr. 15. Императорский и королевский Нижнеавстрийско-Моравский драгунский полк «Эргерцога Иосифа» №15. Хотя, по-хорошему, Моравия в его комплексном названии должна была бы идти раньше Нижней Австрии, так как 85 процентов личного состава полка составляли чехи и лишь пятнадцатипроцентный остаток - подданные императора других национальностей.

Ч. 1, стр. 198

Поручик Лукаш был типичным кадровым офицером сильно обветшавшей австрийской монархии. Кадетский корпус выработал из него хамелеона: в обществе он говорил по-немецки, писал по-немецки, но читал чешские книги, а когда преподавал в школе для вольноопределяющихся, состоящей сплошь из чехов, то говорил им конфиденциально: «Останемся чехами, но никто не должен об этом знать. Я — тоже чех...»

Благодаря обнаруженной Йомаром Хонси в архивах Брука над Лейтой записи о регистрации брака поручика (тогда уже капитана)Рудольфа Лукаша с Анной Марией Бауэр (Anna Marie Bauer) мы теперь знаем имя его отца-немца – Генрих Лукас (Heinrich Lukas) и матери-чешки - Йозефа в девичестве Скоупа (Josefa Skoupá).
Любопытно, что именно Генрихом/Йндржихом (Heinrich/Jindřich) сделал Лукаша в своем романе Гашек. Интересно и то, что вопреки распространенной легенде фамилию свою подлинный поручик Лукаш никогда не менял, а всегда, даже в чехословацкой армии, оставался "немцем" Рудольфом Лукасом. О чем свидетельствует камень на его пражской могиле (фото в книге Милана Годика (М.Hodík. Švejk – fikce a fakta).

Ч.2, стр.491 + Ч.3, стр. 26.

В дверях показался бледный как полотно кадет Биглер, самый большой дурак в роте, потому что в учебной команде вольноопределяющихся он старался отличиться своими познаниями.

И вновь Йомар, благодаря найденной им в пражском военном архиве (VÚA) личной карточке военнослужащего Ганса Германа Густава Биглера (Hans Hermann Gustav Bigler) мы теперь точно знаем, что родился этот австрийский патриот 25 декабря 1894 в Германии в городе Дрезден, а конкретно в красивом городском районе Блазевиц (Blasewitz). Войном же 91-го будейовицкого полка Ганс Биглер оказался по той же причине, что и родившийся в Праге Гашек, по отцовской линии он был приписан к призывникам южно-чешского местечка Колодеи над Лужницей (Koloděje nad Lužnicí) ныне ставшей частью городка Тин на Влтавой (Tyn nad Vltavou). Некогда Колодеи были центром еврейской жизни в Южной Чехии. Впрочем, семья Биглеров отказалась от веры отцов и сам Ганс родился лютеранином, что, впрочем, не помешало нацистам, считать его неарийцем. Отец Биглера, действительно до войны служивший австрийским консулом в Цюрихе, погиб в газовой камере, а сам герой Перовой мировой и немецкий патриот Ганс Биглер лишь чудом избежал той же участи. Следует также заметить, что найденный все тем же Йомаром оригинал статьи журналистки Марии Томановой (Marie Tomanová, Literární noviny, 8.10. 1955), сумевшей в 1955 году в Дрездене встретиться и поговорить с прототипом одного из самых ярких гашековских героев, позволяет уточнить и еще одно важное обстоятельство жизни реального Ганса Биглера. После войны он в молодой Чехословакии не проживал, сразу по возвращении из плена в 1919 пытался осесть в Швейцарии и там учиться медицине, а после неудачи предприятия, просто вернулся в свой родной Дрезден. А, вообще, образованный был человек этот прообраз романного дурака, согласно все той же личной карточке будущий поручик Биглер помимо родного немецкого отменно владел еще французским, а также итальянским.


Tags: Швейк, дополнения, комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 24 comments