Сергей Солоух (ukh) wrote,
Сергей Солоух
ukh

Category:

Швейк. Комментарии. Шаг 68



Стр. 33.

как объедаются господа офицеры.

В оригинале замечательный немецкий дериват: do mouly(jak páni oficíři si dávají do mouly). От немецкого морда, пасть – Maul.



Еще в войну шестьдесят шестого года офицеры, как рассказывал ему дедушка, живший на содержании у своих детей,

Австро-прусская война за доминирование среди немецкоязычных народов центральной Европы, см. комментарий ч. 1, гл. 10, стр. 128.

Что касается самого дедушки, то в оригинале сказано: jak jeho dědeček říkává doma na výměnku, те рассказывал дедушка, живший на выделенном его родственниками хуторе, части общей земли.

Стр. 35.

а я на это вам рассказал, что в одной книжке было написано, как прежде, во время войны, люди платили с окна: за каждое окно двадцать геллеров и с гуся столько же...

В оригинале просто: dvacetník – двадцатник. С учетом того, что последняя памятная большая война перед первой мировой была Австро-Прусская 1866 года а кроны и галержи были введены в обращении лишь 1892, то речь, по всей видимости, о крейцерах. См. комментарий об австрийских деньгах ч. 1, гл.6, стр. 74.

Я был знаком только с одним чешским писателем, Гаеком Ладиславом из Домажлиц. Он был редактором журнала "Мир животных".


См. комментарий о соавторе и ближайшем приятеле Гашека Ладиславе Гаеке ч. 2, гл. 3, стр. 366


Домажлицкая башня
Росписью украшена.

В оригинале не башня, а ворота: brána (Domažlická brána pěkně malůvaná). Понятно, что от такой смены детородной символики любой фрейдист застрелился бы на месте. Сама же по себе песня по крашеные ворота, как замечает Ярда Шерак (JŠ 2010), наитипичнейшая переделка словно специально существующей для переделки народной песней, с вариантами, существующими для всех возможных городов и сел Чехии - Podědradská brána pěkně malůvaná, Ta písecka brána pěkně malůvaná, Ta bystrická brána pěkně malůvaná и тд. Однако, в версии Гашека, как замечает Ярда особая прелесть в том, что Гашека передает особенности западно-чешского домажлицкого диалекта, в частности


Domažlická brána
pěkně malůvaná(прав. malovaná),
kdo tu bránu malůval (maloval),
ten panenky milůval (miloval)...

ten huž (už),tady není,
huž (už), je zahrabaný...“

Такой привет старому другу.


Стр. 37.

Однажды я купил кровавый роман о Рож Шаване из Баконского леса"

В оригинале: krvák vo Róžovi Šavaňů z Bakonskýho lesa. Принято считать (HL 1998), что речь идет о знаменитом венгерском бандите по имени Рожа Шандор (Rózsa Sándor, 1813 – 1878). Малый, как и положено робин-гудам грабил богатых, оделял бедных, сидел в одиночке, бежал, был красным конником во время венгерской революции 1848, после чего вновь вернулся на большую дорогу, пойман и закончил свою жизнь, мотая очередной пожизненный срок. Этот романтический, милый народу персонаж стал героем множества бульварных сочинений. В Чехии, согласно все тому же Милану Годику (HL 1998), роман о Роже Шандоре, так и называвшийся Róža Šandor с подзаголовком Historický roman z doby uherské revoluce (Исторический роман времен венгерской революции) печатало и в самом деле в виде четырехтомника издательство Алоиса Хинека (Aloisa Hynek).

В этой версии все хорошо, кроме созвучной, но все же другой фамилии бандита и того исторического факта, что действовал Рожа Шандор в районе словенского озера Лудош (Ludaš) - много южнее северных берегов озера Балатон, где раскинулись Баконские леса. Зато бандит из Баконского леса с нужной фамилией Шаван (starý loupežník z Bakoně, slavný Jožka Šavaňú) – герой собственного рассказа Гашека 1915 года «История из старой тюрьмы в Илаве» (Ze staré trestnice v Illavě - Kalendář Besed lidu, 1915). По всей видимости, здесь на самом деле литературная игра и сознательное замещение собственного рассказика в 2-х частях чужим романом в 4-х томах.

Сама венгерская фамилия Šavaňú (правильно по-русски Шавану) в путевых венгерско-словацких заметках и рассказах Гашека встречается не реже, чем Каконь (см. комментарий ч.1, гл. 3, стр. 401). Так, например, находим ее в раннем рассказе Гашека – «Предвыборная акция цыгана Шавану» (Volební akce cikána Šavaňú - Ilustrovaný svět, 1904), и в рукописях последних лет Бела Шавану - Béla Šavaňú (Savanyú) «Штатный учитель» (Řádný učitel – рукопись, 1920-21). А вот в упоминавшемся выше базовом рассказе о баконском бандите, Гашек даже переводит его фамилию для своих соотечественников

Jožky Šavaňú (Kyselého Jožky).
Йожка Шавану (Кислый Йожка)

Упоминается этот же бандит и северо-балатонский район Баконь (Bakony) с его лесами и в другом раннем рассказе Гашека, «О Халали, бродяге» (O Halálovi, tulákovi - Pražský ilustrovaný kurýr, 1907)

Nebožtík tatíček, jako všichni sedláci, náležel k bandě strýce Josefa, kterému říkali „savanyeí“ (kyselý)

Покойник папаша, как и все крестьяне, принадлежал к банде дяди Йожефа, которого звали «шавани» (кислый).

Ну и в самом романе, в части второй мелькает однофамилец баконского бандита, депутат Геза Шавань (Gézou Savanyú), см. комментарий ч. 2, гл. 4, стр. 422.


Весьма любопытно и показательно в смысле общей бессистемности подхода переводчика то, что среди немногих исправлений, который отличают последнюю большую прижизненную редакцию перевода ПГБ 1963 и последнее прижизненное издание ПГБ 1967 (том Всемирки), появление здесь ни чем не оправданных кавычек - я купил кровавый роман "Рож Шаван из Баконского леса".


Офицеры получали от эрцгерцогинь в дар даже полные собрания сочинений разных поэтов

См. комментарий о книгах, подаренных благородными дамами ч. 1, гл. 8, стр. 95.

Стр. 38.

-- Там, на этом складе, чего только нет, даже цилиндр будейовицкого регента, в котором он явился в полк по мобилизации.

Регент в оригинале немецкое (австрийское) слово – regenschori. См. также комментарий о цилиндре, в котором сам мобилизованный Гашек явился к месту прохождения воинской службы ч. 2, гл. 2, стр. 330.

Стр. 39.

Вот, например, литейщик Адамец из Даньковки.

Даньковка (Daňkovka) – это совершенно очевидно заводы общества Брейтфельд-Данек (Breitfeld-Daněk a spol.) в Праге, располагавшиеся в Карлине. В 1927 слились с другой крупной машиностроительной компанией Ческоморавска-Колбен (Českomoravská-Kolben, a.s.) и стали знаменитым ČKD (Českomoravská Kolben-Daněk). Производителем известных всему соцлагерю чешских трамваев и тепловозов. Ныне подразделение немецкого Сименса.


Стр. 40.

-- Боже ты мой! -- разволновался Ванек.-- Задам же я теперь этим взводным! Разве я виноват, если каждый бродяга взводный делает, что ему вздумается, и не посылает мне данных о составе взвода? Из пальца мне, что ли, высосать эти сведения? Вот какие порядки у нас в роте!



-- Будь я командиром, у меня все бы шло как по-писаному! Я имел бы сведения о каждом.

В этом армейском, переполненном немецкими дериватами фрагменте - („Hergot (Pán bůh),“ dopálil se Vaněk, „já těm cuksfírům (četařům) zasolím. Copak já za to mohu, že každej takovej obejda cuksfíra (četaře) dělá si, co chce, a neposílá mně štand (početní stav mužstva) cuku (čety). Mám si štand (početní stav mužstva) vycucat z malíčku? To jsou poměry u naší kumpačky (roty)), перевод сержанта, как взводного кажется впервые не вызывает возражение, потому, что у Ванека это буквальная интерпретация немецкого cuksfír (Zugsführer) – водитель взвода (Zug). Далее, Ванек использует фактически образованное по той же схеме слово «командир роты» kompaniekomandant - Účetní šikovatel Vaněk chodil rozčileně po vagoně: „Já být kompaniekomandantem! To by všechno muselo klapat.

Стр. 41.

принести булочку и печеночный паштет в станиоле

Станиоль (от латинского названия сплава stagnum, stannum) - очень тонкая оловянная фольга, вместо которой ныне повсеместно для упаковки используется более стойкая и дешевая алюминиевая.

Стр. 44.

Покойник отец в Противинском трактире

Противин – см. комментарий ч. 1, гл. 2, стр. 33.

Стр. 45.

Представь себе: лапша, говядина с сарделевой подливой, две гусиные ножки,

В оригинале: polívka s nudlema – суп-лапша. Далее очевидная калька с чешского сарделевый соус (hovězí maso se sardelovou omáčkou), которая просто вводит в заблуждение русского читателя. На самом деле, sardele в чешском языке – это не сосиска, а аночус, килька, шпрота. То есть, на деле говядина у Гашека с анчоусовым соусом, довольно популярной в чешской кулинарии приправой к мясным блюдам. Вот, например, рецепт анчоусового соуса к варенному говяжьему языку.

Sardele prolisujeme a polovinu promícháme s máslem. Rozpálíme tuk, přidáme nadrobno nakrájenou cibuli a zbytek prolisovaných sardelí, necháme zpěnit, zaprášíme moukou, a orestujeme. Podlijeme vývarem, 20 minut povaříme a procedíme.
Do hotové omáčky přidáme smetanu, citronovou šťávu a sardelové máslo.

Кильку измельчим и половину массы смешаем с маслом. В горячее расплавленной сало бросим измельченный лук и оставшуюся половину измельченной кильки, дадим закипеть, добавим муки и пропассеруем. Затем вольем бульон, поварим еще 20 минут, после чего процедим. К готовому соусу добавим сметану, сок половины лимона и килечное масло.

Стр. 46.

Он, мол, давно знает, что я идиот, но что я к тому же еще и сумасшедший -- это ему будто бы в голову не приходило.


В оригинале пара идиот-сумасшедший связана аллитерацией blbec-blázen (že už dávno ví o tom, že jsem blbec, ale že byl bych blázen, to že mu nenapadlo). Ближайшее русское соответствие, приходящее в голову – давно знал, что вы обалдуй, но вот что блаженный, не догадывался.

Стр. 47.

Мимо станции, не останавливаясь, прошел другой воинский поезд, битком набитый "дейчмейстерами"

Дейчмейстеры – солдаты 4-го венского пехотного полка. См. комментарий ч. 2, гл. 4, стр. 424.


Храбрый рыцарь, принц Евгений,
обещал монарху в Вене,
что вернет ему Белград:

Принц Евгений Савойский, см. комментарий ч. 1, гл. 8, стр. 104. А в старой солдатской песне, ставшей вдруг вновь актуальной в 1914, речь идет о турецкой компании 1717 года, завершившейся не только взятием, принадлежавшего в ту пору Оттоманской империи Белграда но и Пожаревацким мир или Пассаровицким мирным договором (Friede von Passarowitz), по которому нынешняя столица сербов отошла к Австрии. Была возвращена туркам через двадцать один год после военных неудач Австрии, союзницы России, на западном фронте русско-турецкой войны 1735-1739.

Коллега и товарищ Дмитрий D-1945 обратил мое внимание на еще одну деталь контекста. Шефом полка дейчмейстеров в это время также был Евгений, эрцгерцог, фельдмаршал и гроссмейстер Немецкого (Тевтонского) рыцарского ордена Евгений Фердинанд Луис Бернгард Феликс Мария Габсбург Тоскана (Eugen Ferdinand Luis Bernhard Felix Marie Habsburg-Toskana, 1863 – 1954) гроссмейстер Немецкого (Тевтонского) рыцарского ордена.


Под Землином стали наши, чтоб из сербов сделать кашу...

Землин (сербское название Земун) – ныне район Белграда, находящийся на «другом» левом берегу реки Савы. Во времена Евгения Савойского австрийский (венгерский) приграничный город. В 1918 был навсегда отдан возникшему в результате Первой мировой Королевству сербов, хорватов и словенцев, с 1929 Королевство Югославия, во время Второй мировой войны был ненадолго забран хорватским наци, теперь же место принадлежит сербам, о которых, естественно, не было никакого упоминания в оригинальном тексте песне, в классическом, не «дойчмейстерком 1914» варианте речь о турках, которых собираются изгнать.

Bei Semlin schlug man das Lager,
Alle Türken zu verjagen,



Стр. 48.

Граф Радецкий, воин бравый,
из Ломбардии лукавой
клялся вымести врагов.

См. комментарий об итальянских войнах ч. 3, гл. 1, стр. 9.

Стр. 49.

Ведь Биглер -- заядлый чехоед.

См. комментарий об образе Биглера в повести, ч. 2, гл. 2, стр. 324.


Стр. 50.

-- Я удивлен, кадет Биглер,-- начал капитан Сагнер.

Начиная разговор капитан Сагнер предельно официален и использует, как того требуют правила, звательный падеж для всех слов обращения
kadete Bieglere („Já se vám divím, kadete Bieglere,“ mluvil hejtman Ságner),
но далее, все более сердясь и заводясь, перескакивает в ударном месте на народный чешский –
Tak se na mne díváte, jako byste si myslel, že jsem si na vás zased(l)... Ano, zased(l) jsem si na vás, kadete Bieglere
В переводе, правда, нет никакой разницы. Вы так на меня смотрите, словно я к вам
придираюсь. Да... я придираюсь к вам, кадет Биглер...

Что касается Биглера, то как и положено у Гашека немцу и чехоеду, его немецкая речь передается стопроцентно правильным чешским, в том числе и способом обращение - pane hejtmane

-- Осмелюсь доложить, господин капитан / Все разговоры между офицерами, естественно, ведутся на немецком языке. (Прим. автора.)/, что вместо ста пятидесяти граммов венгерской колбасы солдаты получили по две открытки. Пожалуйста, господин капитан...

„Poslušně hlásím, pane hejtmane, že místo patnácti deka uherského salámu obdrželo mužstvo po dvou pohlednicích. Prosím, pane hejtmane...“

Cм. также комментарий о том, как переход из официального в неофициальный регистр, сказывается на форме обращения у бравого солдата Швейка, ч. 1, гл. 14, стр. 200.

"На склад походной колонной поротно"

В оригинале: zugsweise (Do skladiště zugsweise po kompanii), те, повзводно, буквально ротами повзводно.

Стр. 51.


Биглер подал командиру батальона две открытки, изданные дирекцией венского военного архива, начальником которого был генерал-от-инфантерии Войнович.


Генерал Войнович – реальное лицо Эмиль Войнович де Белобреска (Emil Woinovich de Belobreska, 1851 - 1927), который до 1915 года действительно был директором Военного архива (Kriegsarchivs) в Вене. Написал десяток книг по военной истории и его именем названа (1936 год) улица в Вене - Woinovichgasse. Писатель Владимир Войнович, автор «Чонкина» неоднократно утверждал, что генерал его дальний родственник.

«Мои предки по отцовской линии – сербские дворяне, венецианские дожи, австрийские военачальники (один австрийский генерал во время Первой мировой войны упоминается в «Похождениях Швейка»)»

Однако, возможно кровная связь тут скорее желаемая, чем реальная. Дело в том, что генерал Войнович, не был сербом, каким, надо думать по праву себя числит писатель Войнович. Австрийский военный историк самый настоящий хорват, родом из города Petrinja (Петринья).


ниже помещалась картинка -- сэр Грей на виселице: внизу под ним весело отдают
честь австрийский и германский солдаты.

Сэр Грей (Sir Edward Grey), а с 1916 года Виконт Грей Феллодонский (1st Viscount Grey of Fallodon, 1862 – 1933), известный британский политик, дольше всех в истории страны просидевший на одном и том же правительственном кресле с 1905 по 1916 в министерстве иностранных дел (Foreign Secretary). Принято считать, что не дал немцам в 1914 ясно понять, что в случае нападения этой страны на Бельгию вступление в войну Британской империи неминуемо. Вошел в историю фразой, сказанной вечером 3 августа 1914, когда с континента пришло известие о начале немцами военных действий
The lamps are going out all over Europe. We shall not see them lit again in our time.
Фонари гасят во всей Европе и до конца нашей жизни мы их света уже не увидим.
Обещал России от имени Британской империи в случае победы в войне турецкие проливы и Константинополь.

Под картинкой стишок из книжки Грейнца "Железный кулак" -- веселые куплеты о наших врагах.

Рудольф Грейнц (Rudolf Heinrich Greinz, 1866 - 1942) – известный австрийский литератор из Тироля, в 1915 в самом деле опубликовал книгу юмористических стишков под названием "Die eiserne Faust. Marterln auf unsere Feinde", которое Гашек, а вслед за ним и ПГБ, переводят не совсем верно. Как указывает Йомар Хонси (HS 2010). Marterln – это не веселые куплеты (у Гашека в оригинале шутки - žertíčky), а памятники-поминальнички у дороги, которые ставили на месте гибели путешественников, а сейчас водителей, совсем как в Сибири на Чуйском тракте или трассе Кемерово-Новокузнецк. Правильный перевод «Железный кулак. Поминальнички нашим врагам».


Ни один наш дуб сука не дал,
Чтоб баюкать того, кто Христа предал,

Ни в немецком оригинале, ни в точном переводе Гашека Христос не упоминается. Речь просто о предателе, об Иуде

že žádný dub své nepropůjčil dřevo Из дуба честного плахи не будет
k popravě toho jidáše. Для казни этому иуде



Tags: Швейк, комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments