Сергей Солоух (ukh) wrote,
Сергей Солоух
ukh

Categories:

Швейк. Комментарии. Шаг 23



Стр. 121

На третий день пришел денщик поручика Гельмиха

Точно так же, как это имеет место с воинскими званиями (см. комментарий, кн.1, гл.9, стр.99) , в тексте Гашека вполне определенным образом используются разные варианты определения денщика. В авторском тексте, если отсутствует ирония или сарказм, это «армейский слуга» (vojenský sluha), как в этом фрагменте

Třetího dne přišel vojenský sluha od nadporučíka Helmicha.

В прямой речи солдат и офицеров в зависимости от ситуации и национальной принадлежности говорящих используется три разных немецких дерривата - несколько пренебрежительное, но ходовое pucflek (Putzfleck), как, например, парой абзацев ниже
„Poslušně hlásím,“ odpověděl Švejk, přidržuje polního kuráta opěk ke stěně, „že jsem váš pucflek, pane feldkurát.“

-- Осмелюсь доложить, господин фельдкурат,-- ответил Швейк, снова прислоняя фельдкурата к стене,-- я ваш денщик.

Также регулярно встречается эмоционально совершенно нейтральное burš (Bursche), как в гл.9, стр. 106 во время разговора Отто Каца с аудитором Бернисом.

„Já potřebuji burše,“ řekl polní kurát,
Мне нужен денщик, - сказал фельдкурат.

И уже оскорбительное fajfka (Pfeife), как правило, в авторском тексте или прямой речи чехов, см. кн.1, гл.13, стр.165.

„Taková fajfka chce něco vyhrát,“ ozval se z kouta desátník.

-- Такой денщик-холуй выиграет!-- отозвался из угла отделенный.

У ПГБ, как водится, все варианты заменяются самым нормативным из длинного ряда возможных синонимов.

Стр. 122


Только к "Шугам" я не пойду, я там остался должен.

В оригинале - ale k Šuhům nepůjdu, tam jsem dlužen. Шуги (U Šuhů) – вовсе не «ресторан в Праге», как пишет ПГБ в своем комментарии (стр.433) – это натуральный бордель. И двух мнений быть не может, так как именно в разделе домов терпимости (nevěstince) находим в адресной книге Праги 1913 года заведение Яна Шуги (HL 1998).

Schuha Jan, I.-722. Benediktská 9
Там же находим и бордель с улицы На Бойишты. Хозяин Антон Носек.
Nosek Ant., II.-463, Na Bojišti 10.

См. комментарий о возможном доноре имени пани Мюллерова, кн.1, гл.1, стр. 25.
Кроме того, здесь уместно вспомнить еще об одной претензии критиков к Гашеку, помимо присутствия русизмов, автора Швейка обвиняли еще и в том, что он просто не помнит после пяти лет в России, как правильно пишутся слова и имена.

-- Это что за фигура? -- полюбопытствовал один из прохожих.

Несколько удивляет, особенно в связи с общей установкой ПГБ на нивелировку стилистки нюансов, эта неожиданная «фигура» именно здесь. В ПГБ 1929 «птица». В то время, как в оригинале обыкновенный винительный падеж от слова господин - pána.
„Copak je to za pána?“ otázal se někdo z diváků na ulici.
Ср. поговорку - Na svatého Štěpána každý se má za pána. (На Святого Стефана – каждый мнит себя за пана)

Стр. 123

-- Dominus vobiscum, et cum spiritu tuo. Dominus vobiscurn /Благословение господне на вас, и со духом твоим. Благословение господне на вас (лат.)/.

Совсем уже необъяснимое искажение. Латинская фраз, столь неотъемлемая, что стала синонимом католической мессы, никакого упоминания о благословении не содержит, а переводится «Да прибудет Господь с тобой и духом твоим».

Помню золотое время,
Как все улыбались мне,
Проживали мы в то время
У Домажлиц в Мерклине.

В оригинале, приведенный куплет (первый, на самом деле не выдуманной Катцем, а как и все прочие народной песенки) выглядит так.

Vzpomínám na zlaté časy,
když mne houpal na klíně,
bydleli jsme toho času
u Domažlic v Merklíně.

Klín – помимо прочих значений, нижняя часть тела, ноги (spodní část lidského trupu); houpat na klíně – вообще, говоря, качать на коленях. Сравни с типичным советом молодой маме, Malé bude 6 měsíců a přes den neusne jinak než houpáním na klíně – Шестимесячный ребенок не уснет, без того, чтобы покачать его на коленях. Таким образом, песня не об улыбке судьбы, как это показалось переводчику (Я.Гурьяну), а о несчастной любви.

Вспоминаю я то время,
Как садил ты на колени,
Оба жили в пору ту
У Домажлиц в Мерклину

А второй куплет у этого коротенького плача такой

Vzpomínám si, jak to bylo
A dostávám brnění
Srdce se mi zastavilo
Jazyk při tom zdřevění

Вспоминаю это время
И я вся немею
Сердце биться уж не может
Язык каменеет.

Домажлице (Domažlice) и Мерклин (Merklín) – соответственно, городок и деревенька в западной Чехии, расположенные в 30 километрах друг от друга. Недалеко от Пльзеня.

Стр. 124

Фельдкурат затих и только молча смотрел вокруг своими маленькими поросячьими глазками с пролетки, совершенно не понимая, что, собственно, с ним происходит.

Ничем не примечательное место, если бы не комментарий ПГБ (стр.433) – «Пролетка – в Чехии извозчичьи дрожки были крытыми». Вообще, крытая пролетка – уже бричка. В оригинале – drožky. Милан Годик в (HL 1998) цитирует путеводитель по Праге 1905 года, из которого следует, что в Праге до войны к услугам уставших было два вида наемного гужевого транспорта дрожки (drožky) – одноконный экипаж и фиакр (fiakr) – двуконный. Там же приведен рисунок (художник Людвик Марольд) пражского фиакра тех далеких времен, крытым его назвать трудно. Все что имеется, откидываемый тент, на рисунке сложенный. Классические пролетка/дрожки, кузов фаэтон. То есть, перевод стопроцентно верный, что подтверждает отсутствие комментария переводчика к этому же месту в ПГБ 1929.

По всей видимости, перерабатывая ПГБ 1929 в ПГБ 1958, Петр Григорьевич неожиданно увидел другой рисунок, а именно иллюстрацию к этому месту Йозефа Лады (приведена между стр.128-129), на которой изображена крытая бричка и фельдкурат в окошке. И смутился. А чтобы не править везде пролетку на бричку добавил неожиданное пояснение. К сожалению, многочисленные изобразительные материалы тех времен, скорее дают повод говорить о фантазии Лады, чем о возможности обобщения.

См. далее комментарий здесь же, кн.1, гл.10, стр. 127

-- Пани, дайте мне первый класс,-- и сделал попытку спустить брюки.

В пражских общественных туалетах тех времен, как уличных, так и в поездах, больницах, на водах и тд, было два класса сервиса, один, первый, почище для людей благородных и с деньгами, и второй попроще, для людей с парой грошиков, но тоже прижатых телесной нуждой.


Фельдкурат меланхолически подпер голову рукой и стал
напевать:
Меня уже никто не любит...

Начало популярной народной песни. Вацлав Плетка пишет (VP 1968), что во времена Первой мировой она славно поработал основой для множество переделок от драматических Nás již nemá žádný rád, prohráli jsme Bělehrad – Нам уже никто не рад, потеряли мы Белград, до пародийных, например. Mne už nemá žádný rád vši mě nepřestávaj žrát, Никто мне уже не рад, только вши меня едят. И тд.


-- Не закуривается,-- сказал он, понапрасну исчиркав всю коробку спичек.-- Вы мне дуете на спички.

В оригинале просто - „Nehoří to,“ řekl zoufale, „vy mně do toho foukáte.“ Не закуривается, - сказал он безнадежно, - Вы на меня дуете.

Стр. 125

-- Нимбурк, пересадка!

Nymburk – красивый, старинный город на реке Лабе (Эльбе), 45 километров на восток от Праги.


так как, вместо того чтобы ехать в Будейовицы, они едут в Подмокли.

Подмокли (Podmokly). С 1942 года часть города Дечин (Děčín). Относительно Праги Будейовици (юг) и Дечин (север) располагаются в совершенно противоположных направлениях.

-- Не дрыхни, дохлятина!

Так буквально в оригинале. „Nespi, ty chcípáku.“ Слова chcípák – презрительное название любого немощного. Другое дело, что в русском дохлятина – обычно слабая лошадь, а нездоровый человек, которого желают оскорбить – ханыга, цуцик, доходяга, живой труп.

Стр. 126

-- "В сиянье месяца златого..."

В оригинале - „Okolo měsíce kola se dělají“. Здесь, по всей видимости, ПГБ не опознано начало народных девичьих страданий сазавского края.

Kola se dělají okolo měsíce.
Muj milejši na mě hněvá, že nemám tisíc
Že nemám tisíce, jsem dívka chudobná,
ale přece zůstávám já panenka poctivá.
Žloutne listí, žloutne, suché padá dolů,
a já dívka přechudobná musím jít do hrobu.
Hrobu se nelekám, není tak hluboký,
vždyť ta naše chudá láska trvala tři roky.
Trvala tři roky, několik měsíců,
ty měsíce ti odpustím, léta však nemohu

Кругом колесо уже месяц ходит
Зол мой милый на меня, что тысяч не будет,
Что тысяч не будет за мной девкой бедной,
Девкой такой бедной, да такою честной.
И тд. А златые только листы, да и они желтые (žloutne). Падают желтые на травку хилую, девку бедную зовут за собой в могилу.


Любопытно, что в то время как любимые песни Швейка солдатские, фельдкурата Каца – девичьи.

-- Aurea prima satast, aetas, quae vindice nullo.

Овидий. Метаморфозы. В переводе В.Шервинского. «Первым век золотой народился, не знавший возмездий»

Он обнаружил стремление к мученичеству, требуя, чтобы ему оторвали голову и в мешке бросили во Влтаву.
-- Мне бы очень пошли звездочки вокруг головы. Хорошо бы штук десять,-- восторженно произнес он.

Фельдкурат жаждет доли Яна Непомуцкого и хотел бы обзавестись звездочкам вокруг головы, как у статуи этого святого на Карловом мосту. См. комментарий кн.1, гл.2, стр.41.
Очевидно, что свои муки и заслуги перед Чехией Кац ценит выше, у статуи Яна Непомуцкого на пражском мосту звездочек только пять.

Стр. 127

-- ...Термосом,-- начал он, забыв, о чем говорил минуту назад,-- называется сосуд, который сохраняет первоначальную температуру еды или напитка...

В оригинале - Autotherm,“ pokračoval, zapomínaje, o čem mluvil před chvílí, „nazývají se nádoby… Autotherm – по всей видимости торговая марка термосов и пищевых контейнеров Thermos GmbH. Не подтверждено.

Как по-вашему, коллега, которая из игр честнее: "железка" или "двадцать одно"?.

Железка, как и в кн.1, гл.9, стр.99 – это ferbl. Краски.

Затем он упал на колени и начал молиться: "Богородица дево, радуйся".

Тут интересный случай. В оригинале Potom si klekl a počal se modlit „Zdrávas Maria“. Понятно, что речь об Ave Maria, так же понятно, что православная молитва почти неотличима от католической, добавлена только просьба молиться за нас грешных, но все же, наверное, такой перенос хотя и формально правильный, но неверный по смыслу. Здесь буквальный перевод латинского названия на чешский, так и надо было, по всей видимости, оставить «Славься, Мария».


Понадобилось более четверти часа, чтобы втолковать ему, что он ехал в крытом
экипаже. Но и тогда он не согласился платить, возражая, что ездит только в карете.

В оригинале-
a trvalo to přes čtvrt hodiny, nežli mu vysvětlili, že to byla drožka.
Ani pak s tím nesouhlasil namítaje, že jezdí jedině ve fiakru.

Те,
Понадобилось более четверти часа, чтобы втолковать ему, что он ехал в пролетке. Но и тогда он не согласился платить, возражая, что ездит только в фиакре.
См. комментарий здесь же, стр.124. Можно добавить, что дрожки были двухместным, а фиакр – четырехместным экипажем.



Tags: Швейк, комментарии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments