Сергей Солоух (ukh) wrote,
Сергей Солоух
ukh

Categories:

Швейк. Комментарии. Шаг 3.



Глава 1.

Стр. 25

Убили, значит, Фердинанда-то нашего,-- сказала Швейку его служанка.

Франц Фердинанд (Карел Людвиг Йозеф Мария) д’Эсте – наследник габсбургского престола, племенянник императора Франца Иосифа. Подробнее ПГБ 1958; MJ 1968. В деталях ЯШ 2003.

Швейк несколько лет тому назад, после того как медицинская комиссия признала его идиотом, ушел с военной службы

Как рассказывала первая и единственная законная жена Ярослава Гашека Ярмила, как-то весной 1911 года в полном изнеможении очень поздно заявившись домой ее муж прежде чем отправиться спасть что-то быстро записал на клочке бумаги и тут же смял. Аккуратная Ярмила Гашкова комочек выбросила в мусор, каково же было ее изумление, когда едва проснувшись, Ярослав стал жаловаться, что вчера его посетил гениальный замысел, он его даже где-то записал, а теперь не помнит, но главное не видит ту бумажку с памяткой. По счастью мусор еще не вынесли, смятую бумажку извлекли, Гашек развернул, перечитал вчерашнюю записку, подумал, снова смял осьмушку и уже сам отправил в мусор. Тогда любопытство охватило Ярмилу, теперь она достала смятый обрывок бумаги, развернула и увидела то, что выглядело, как написанный и подчеркнутый заголовок рассказа. Pitomec u kompanie. (Идиот на службе) Ниже была фраза, которую видимо и хотел вспомнить Гашек. Dal se sám vyzkoušet, že jest schopen, aby vystupoval jako pořádný vojín. (Добровольно пошел на медосвидетельствование, чтобы доказать, что годен к строевой). И после еще пара слов совсем неразборчиво. RP 1998

К этому можно добавит, что сюжет с медкомиссией и комиссованием по идиотизму во всех его вариациях можно найти, как в рассказах, так и в повести.

и теперь промышлял продажей собак, безобразных ублюдков, которым он сочинял фальшивые родословные.



В первом своем воплощении, как герой рассказов, Швейк был столяром, во втором, в повести – сапожником, и лишь в романе начал промышлять продажей собак. Что существенным образом характеризует качество исходного жизненного материала и знания предмета, использованного автором для создания романа. Иными словами, ни столяром, ни сапожником сам Гашек не был, ни имел никакого отношения к этим почтенным ремеслам, а действовал, подобно всем обычным юмористам, то есть, используя, профессию как пустой и бесчувственный маркер социального статуса персонажа. А вот торговлей и не вполне чистой собаками автор Швейка пытался заниматься лично, впрочем, ничем мир до поры до времени в результате не обогатив, кроме автобиографического рассказа - Kynologický ústav (Институт собаковедения).

Впрочем, в отличии от профессии, любовь к животным всегда отличала бравого солдата. В повести у Швейка дома после ареста и заключения остались в одиночестве морские свинки в коробке под кроватью, о неизбежной голодной смерти этих зверюшек (bílé, černé a žluté) герой не может не думать без слез.

Кстати, многие современники отмечают уверенность Гашека, в том, что роман в отличии от всего прочего им сделанного и написанного будет уже «настоящей литературой». Вот, например, воспоминания второй, гражданской жены Александры Львовой. «Ja jsem neveděla, že o Švejkovi psal už pred válkou i během ní. Řekl mi to teprve ted‘, ale hned prohlásil, že tohle bude něco docela jiného, tohle že bude skutečná literatura» (RP 1998)

Кроме того, он страдал ревматизмом

История возникновения этой болезни, напрямую связанной с непреходящим желанием Швейка служить императору до последней капли крови, подробно описана Гашеком в повести. Бравый солдат, комиссованный по случаю идиотизма армейскими врачами и выгнаный на этом основании на веки из родного полка, просто напросто стал горько пить и однажды зимой уснул хмельной у нежелавших для него теперь открываться дверях горячо любимой казармы. (NE 1983, стр. 196)

Švejk byl propuštěn na svobodu. Sedával v malém výčepu naproti kasárnám, odkud ho kdysi vyhnali. A pozdě v noci viděli opozdilí chodci plížit se kolem kasáren tajemnou postavu, která s výkřikem: „Já chci sloužit císaři pánu až do roztrhání těla" dala se na útěk a zmizela v temnu

U'to byl bývalý dobrý voják Švejk. Jednou v zimě našli ho u kasáren k ránu ležet na chodníku. Vedle něho ležela prázdná láhev s etiketou Císařův čertův liker a Švejk, leze na sněhu, neohroženě si zpíval, což z dálky vypadalo jako volání o pomoc a chvílemi jako válečný řev Indiánu Sioux:

„Bylá bitva bylá, tám u Solferiná,
teklo tam krve moc, krve pod koléna
a na fůry mása, vždyť se tam sekála
osmnáctá chasa, bop, hop, hop.
Osmnáctá chaso, neboj ty se nouze,
vždyť za tebou vezou peníze na voze.
Peníze na voze a mináž v kočáře..."

„Keréjpak regiment tohlecto dokáže," řval Švejk do ranního ticha činžáků, váleje se labužnicky ve sněhu na chodníku.

Od té doby datuje se jeho revmatismus.

и в настоящий момент растирал себе колени оподельдоком.


Камфорная мазь - средство для снятия боли в суставах популярное и по сей день. Вот состав с этикетки свежей баночки, производство фирмы Эдвина Озимека, Прага, Йесениова ул., 110. Aqua Isopropyl Alcohol, Camphor, Sodium Acrylate, Sodium Acryloyldiemethyl Tuarate Copolymer, Paraffinum Liquidum, Trideceth-6, Sodium Stearate, Lavandula Angustifolia, Rosmarinus Officinails.


-- Какого Фердинанда, пани Мюллер? -- спросил Швейк, не переставая массировать колени.-- Я знаю двух Фердинандов. Один служит у фармацевта Пруши. Как-то раз по ошибке он выпил у него бутылку жидкости для ращения волос; а еще есть Фердинанд
Кокошка, тот, что собирает собачье дерьмо. Обоих ни чуточки не жалко.

Кокошка (Kokoška) и Пруша (Průša) – подлинных фамилии владельцев пражских аптек, в которых, сначала у первого хозяина (Na Perštýně), а затем у второго (Tylově náměstí), юный Ярослав Гашек служил сразу после исключения из гимназии. Фармацевта Кокошку в реальной жизни так и звали Фердинанд, и отношения с ним у молодого Гашека, как легко догадаться, не сложились.

Пани Мюллер, Мюллерова в оригинале (Müllerová), а ПГБ почему-то онемеченная – тоже вполне реальная знакомая одного из армейских сослуживцев Гашека, только в служанках Мария Мюллерова не состояла, cовсем наоборот, сама была хояйкой борделя, находившегося по соседству с пивной «У чаши». (Подробнее RP 1998, CP 1982, JS 2010).

Впрочем, это одна из гипотез. Припоминая о том, что Гашек был совершенно равнодушным к плотским утехам, и евда ли вообще наведывался в бордели, а вот зато мероприятия анархистов старался не пропускать, более вероятным кандидатом на донорство, как предположил однажды Радко Пытлик, кажется Мария Мюллерова – близкая подруга знакомого Гашеку революционера-анархиста Михала Кахи (Michal Kacha). (JH 2011)



Cклонность Гашека к использованию в романе подлинных имен его знакомых, друзей и родственников и не всегда для самых милых из героев просто патологическая. А, может быть, что даже важнее соображений чести и морали, попросту часть техники, которая помогала романисту таким элементарным и грубым образом, назвав героя реальным именем реального человека, немеделено вызывать все столько необходимые для создания подлинной прозы образные, тактильные и обонятельные ассоциации.



По поводу сбора собачьего дерьма, есть следующее примечание в ПГБ 1929
«В Праге собирали собачий кал для дубления кожи»

Нет, эрцгерцога Фердинанда, сударь, убили. Того, что жил в Конопиште,

Конопиште – имение с замком недалеко от Бенешева у одноименной деревни, место постоянного жительства наследника и его семьи.

того толстого, набожного...

Эрцгерцог действительно был чрезвыйчайно набожным католиком, а далее комментарий по поводу его внешности (ЯШ 2011e)

Про комплекцию эрцгерцога - он в 1890-е годы хворал туберкулезом, в связи с чем изрядно исхудал (да и в юности был не толст). Потом, излечившись, как многие бывшие туберкулезники, довольно резко набрал в весе, тем более что многие виды физических нагрузок ему были противопоказаны – легкие оставались слабыми и, скажем, при быстрой ходьбе или подъеме по крутому склону Ф.Ф. начинал задыхаться. "Толстый", наверное, все же преувеличение, но полноватым в последние лет 10 своей жизни эрцгерцог, несомненно, был. На фотографиях в военной форме это не так заметно – он затягивался ремнем, а иногда, как пишут некоторые его биографы (например, один из самых интересных по части житейских деталей, чех Ян Галандауэр), и корсет носил.
Подробнее ЯШ 2003


В Сараеве его укокошили, сударь. Из револьвера.


Пани Мюллерова ошибается. На самом деле убийца Франца Фердинанда д’Эсте Гаврила Принцип стрелял не из пистолета со вращающимся барабаном, а из оружья конструктивно конкруирующий схемы, а именно, из Браунинга FN M1910, серийный номер 19074. Наш родной Макаров очень внешне похож на этот роковой пистолет.

Ехал он со своей эрцгерцогиней в автомобиле...
.

Жена Франца Фердинанда София Хотек, графиня с чешскими кровями из-за брака с которой, случившегося не по династическим канонам, а по любви, эрцгерцегу пришлось торжественно клятвой лишить всех своих потомков каких бы то ни было прав и притязания на австрийский престол. Подробнее ЯШ 2003


Tags: Швейк, комментарии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments